В США разработали лекарство против низкорослости. В его испытаниях участвовали дети — их родители довольны

Категория: Интересное



Но некоторые активисты считают, что низкорослость не нужно исправлять

В начале сентября медицинский журнал The Lancet опубликовал результаты третьей фазы испытаний препарата восоритид, который, как утверждается, помогает расти детям с ахондроплазией — самой распространенной формой дварфизма. Но не все люди с дварфизмом считают, что их невысокий рост нужно исправлять, пишет The Guardian.

Девятилетний мальчик с ахондроплазией принял участие в испытаниях нового лекарства — и стал расти гораздо быстрее

Девятилетний Сэмюэл Грэй — один из 10 детей, отобранных в Великобритании для участия в третьей фазе испытаний восоритида. В рамках исследования ему ежедневно делали уколы на протяжении 52 недель. The Guardian не уточняет, что кололи мальчику — восоритид или плацебо. Но, по словам его матери Кристины Грей, сын начал расти на 50% быстрее, чем ожидалось от ребенка в его возрасте и с его болезнью. Он может сам одеваться и мыть голову (для людей с ахондроплазией это проблематично из-за небольшой длины рук), стал более выносливым и способен дольше ходить. Кристина Грей предполагает, что на состояние Сэмюэла повлияло именно лекарство. «Если восоритид положит конец проблемам, с которыми сталкиваются такие дети — например, многочисленным операциям, — это будет невероятно», — считает она.

Испытаниями восоритида в Великобритании руководила специалист по клинической генетике Мелита Ирвинг. По ее словам, препарат ускоряет рост детей с ахондроплазией на 50% и не имеет серьезных побочных эффектов. При этом, подчеркнула Ирвинг, главная цель восоритида — не увеличить рост, а повысить качество жизни. При приеме препарата у детей растут кости, что должно снизить потребность в операциях во взрослом возрасте и уменьшить вероятность осложнений. По словам Ирвинг, дети, принимающие восоритид, не станут такими же высокими, как сверстники без ахондроплазии, но их здоровье улучшится, и им станет проще самостоятельно выполнять повседневные задачи.

У людей с ахондроплазией нарушен механизм роста костей. Создатели восоритида утверждают, что лекарство может это исправить

Ахондроплазия — это генетическое заболевание, которое затрагивает около четверти миллиона людей во всем мире. Оно проявляется не просто в аномально низком росте, но и во множестве сопутствующих осложнений: нарушениях дыхания (апноэ), ожирении, частых инфекциях органов слуха, сердечных нарушениях. Самые серьезные осложнения ахондроплазии связаны с анатомией позвоночника: она часто сопровождается сужением просвета спинномозгового канала, что приводит к постоянным болям и слабости конечностей. У детей с ахондроплазией также существенно повышен риск гидроцефалии.

Весь этот набор осложнений в конечном счете является результатом конкретного нарушения нормального механизма роста костей — а именно, замедления деления и роста клеток хрящевой ткани. Причина этого замедления хорошо установлена — это мутация в определенном гене (FGFR-3), который кодирует рецептор клеточных сигналов и оказывает тормозящее действие на деление клеток хряща. Тормозящая функция, естественно, необходима для нормальной регуляции роста, но иногда (примерно один раз на 15-40 тысяч рождений) в FGFR-3 происходит мутация, которая делает рецептор аномально, постоянно активным. В результате рост костей у таких детей оказывается подавленным. Около 80% детей с ахондроплазией рождаются в семьях родителей с нормальным ростом. То есть мутация возникает в новом поколении случайно, а оставшиеся 20% — это дети, унаследовавшие мутацию FGFR-3 от своих родителей с тем же заболеванием.

Поскольку речь идет о генетических нарушениях, лечение ахондроплазии до сих пор ограничивалось лишь борьбой с осложнениями. Однако в 2003 году группа исследователей из Университета Киото показала, что болезнь можно фактически полностью вылечить, если купировать аномальное действие мутированного гена с помощью сигнальной молекулы с противоположным действием. Ученые обеспечили высокий уровень производства такой молекулы (пептида CNP, натриуретический пептид C-типа) в организме мышей с искусственно вызванным заболеванием, очень похожим на ахондроплазию человека. И оказалось, что нарушения роста костей у таких мышей, получавших компенсирующую терапию, почти полностью исчезли. Никакого вмешательства в геном (то есть исправления мутации) при этом не происходит, просто тормозящее действие одной внутриклеточной сигнальной системы компенсируется за счет активации другой.

На основе этой работы и серии аналогичных исследований американская компания BioMarin Pharmaceutical разработала синтетический аналог CNP, получивший название восоритид. К началу 2019 году он успешно прошел вторую фазу исследований, в которой участвовали 30 детей с диагностированной ахондроплазией. К середине декабря 2019 года компания сообщила об успешных испытаниях и на третьей фазе, в которой участвовали уже 119 человек — причем исследование было слепым, и часть детей получили плацебо. Основным маркером эффективности терапии была именно скорость роста, но с ней связаны и все остальные осложнения заболевания, измерить которые в детском возрасте гораздо труднее. Эта скорость оказалась на 1,6 сантиметра в год выше, чем в контрольной группе. В начале сентября 2020 года участники исследования подробно описали его результаты в упоминавшейся выше статье в The Lancet. Еще в августе компания подала документы на регистрацию препарата в американское Управление по контролю за лекарствами и продуктами (FDA).

Некоторые люди с дварфизмом относятся к новому лекарству настороженно. Они не считают, что их рост надо исправлять

Ранее с родителями некоторых других детей, которые участвовали в испытаниях восоритида, поговорили журналисты The New York Times. Они, как и мать Сэмюэла Грея, не высказывались о препарате негативно. Но не все люди с дварфизмом относятся к новому лекарству с энтузиазмом. Актер и президент некоммерческой организации «Маленькие люди Америки» Марк Повинелли в разговоре с The New York Times назвал восоритид «одной из самых противоречивых вещей, с которыми мы [как организация] сталкивались за все наше 63-летнее существование». Он и его коллеги из «Маленьких людей Америки» стремятся показать, что при дварфизме можно вести такую же насыщенную жизнь, как и без него. Поэтому они призывают людей с дварфизмом принимать медицинские решения, основываясь не только на возможности стать выше, но и с учетом других последствий для здоровья.

«Если родители говорят: „У моего ребенка серьезные проблемы со спиной или с дыхательной системой“, то это справедливо. Но если они идут на это просто потому, что хотят, чтобы их ребенок был выше, тогда нет», — заявила The Guardian преподавательница университета в Ливерпуле Эрин Причард, у которой диагностирована ахондроплазия. «Если бы я могла принять лекарство и избавиться от стеноза позвоночника, я бы его приняла. Но я бы не стала этого делать, чтобы избавиться от своей личности человека с дварфизмом, на которого смотрят, показывают пальцем, над которым смеются, которого фотографируют. Я не должна меняться, чтобы вписаться в предвзятое общество», — добавила она.

Кроме того, часть людей с дварфизмом беспокоит, что решение о приеме восоритида за детей принимают их родители, у которых чаще всего ахондроплазии нет (как сказано выше, 80% детей с этим заболеванием рождаются у родителей без него). «Некоторые в нашем сообществе считают, что родители обычного роста выступают по проблеме инвалидности, которая напрямую их не касается. Существует страх — иррациональный, на мой взгляд, — что исследование восоритида ведет к уничтожению людей с дварфизмом», — пояснила The Guardian Гиллиан Мартин, глава британской «Ассоциации ограниченного роста».

Доктор Мелита Ирвинг заявила, что знает об этих опасениях: «Люди невысокого роста годами пытались защитить себя, и я это понимаю. Но хорошая новость в том, что это исследование — и другие, которые за ним последуют, — дают людям выбор. Защита прав людей с низкорослостью, как и прав любых других людей, достойна восхищения. Но ахондроплазия — это серьезное заболевание. Оно вызывает осложнения, которые могут привести к преждевременной смерти».

У главы «Ассоциации ограниченного роста» Гиллиан Мартин диагностирована ахондроплазия — как и у ее 20-летней дочери. Она признает, что если бы кто-то предложил безопасное лекарство для увеличения роста ее дочери, когда той было 10 лет, она бы согласилась. «Рост некоторых людей с дварфизмом едва ли достигает 90 сантиметров, и дополнительные 15-20 сантиметров серьезно бы улучшили их жизнь», — считает Мартин. В то же время она считает, что и общество должно проявлять больше внимания к людям с дварфизмом — от установки доступных для них раковин в общественных туалетах до отказа считать их объектами для смеха.

Источник